00:30 

гдеее~ мой смайл с фейспалмом?

Hentiamenti
Жизнь продолжается, реальность отвратительна, холодрыга на улице усугубляет всё в квадрате.
Новый семестр? Вторая неделя? да что вы говорите!


Так о чем то бишь я.
Кхм. Где смайл с фейспалмом?

Довакин не знал толком, сколько прошло времени с тех пор, когда он был трезв. У альтмера создавалось лишь одно стойкое впечатление: что после выполнения своего непосредственного предназначения, он стал не то чтобы никому не нужен, но словно потерялся, блуждая в темном лесу собственных сомнений без конкретной цели. Нет, конечно, к нему иногда заглядывал Эрандур, звал выйти и развеяться, укоризненно качал головой и удалялся. Один раз заходил и Маркурио. Это было странно, ведь мало что может заставить строптивого наёмника пересечь весь Скайрим, от Рифтена до Маркарта был далеко не час пути. Марк рассказал парочку сплетен, болтал о Мавен, теперь взявшей Рифтен в когти уже официально, по праву ярла, говорил что-то о том, что не мешало бы хотя бы выйти и продать "весь этот ненужный хлам, у тебя некуда ступить!".
Ах да, заходил и Цицерон. Анхель не знал каким ветром того принесло, но порадовался обществу шута. Тот, по обыкновению, много трепался, убеждал, что "стоит выпустить кишки парочке знатных особ и любую хандру как рукой снимет."
Иногда Довакин забывал, что он ещё и Слышащий. Хладнокровный руководитель Темного Братства, кто бы мог представить, что он вообще ввяжется в это. Но работа стоила денег, совесть покорно молчала, жертвы в кошмарах не являлись. Да и благодаря Братству он обрел семью. Извращенную семейку, но он по-своему любил их всех.Времена не выбирают, а в четвертой эре убийство на заказ являлось обычным делом. Как и ранее. Кто-то же должен этим заниматься.
Ещё у альтмера была и иная должность, более бескровная, но не менее ответственная. Быть архимагом по-первой было лестно: кабинет с прелестным садиком, ключ от чердачного выхода.. Анхель любил стоять на крыше Коллегии в ясную погоду. Да и в случае метели он всегда мог выкрикнуть в небо три слова, что заставят погоду проясниться. Пожалуй, если он что-то и любил в бытие Довакином - так это крик "Чистое Небо". Даже обглоданный обвалом Винтерхолд казался аккуратным и почти игрушечным в лучах холодного северного солнца. Быть архимагом, несомненно, было не так уж и плохо. Хотя в отношении окружающих мало что изменилось, да взять хотя бы их библиотекаря: скорее наступит конец света, нежели старый орк вручит ему ключ от всех запертых витрин и шкафов.
Несмотря на наличие большого удобного кабинета в Коллегии и недурных хоромов в Убежище, если и было место, которое мер мог назвать своей крепостью, так то был Влиндрел-холл. Это был "дом, милый дом", в самом тривиальном понимании этого выражения. Как только в первый раз в своей жизни, тресясь в повозке, Анхель увидел приближающиеся башни древнего двемерского города, сердце его забилось быстрее, и он понял, что если и готов где-то осесть, то только здесь. Он не мог объяснить своей тяги к двемерской архитектуре, ведь было бы куда яснее, если бы его больше тянуло ко всему айлейдскому. Но айлейдских руин в Скайриме не было, а двемерских было хоть отбавляй. Удивительный, жесткий народ, думал Анхель, вспоминая историю снежных эльфов, с которыми двемеры обошлись чудовищным образом, как же при этом им удалось воздвигнуть столь потрясающие города, оставляющие в душе какое-то очень светлое, сияюще-золотое чувство.
Он был рад жить здесь, со всеми этими странными разномастными соседями, что и сказать, они были как на подбор: хлопочущая в кузне Горза со своим непутевым учеником, держатель таверны Клепп, каждодневно устраивающий смешные перепалки с женушкой, новый ярл, верзила, радующийся своему назначению как дитя малое, да и весь клан Серебряная Кровь, которым, признаться, Анхель не слишком-то симпатизировал, обезумевшие Изгои, простые ребята-шахтеры, напыщенные служительницы храма Дибеллы, дядюшка Колсельмо со своим милым племянником, да и юстициар Ондолемар со свитой - Анхель даже скучал по этому талморцу, тот был крайне забавен в своей привычке глядеть на всех сверху вниз, и не замечать храм Талоса у себя под носом, вечно ворчащие стражники, все они уже успели стать неотъемлемой частью мира Довакина. Что уж было говорить о маркартской выпивке. Как говорится, в Маркарте эль дешевле крови. Хотя если говорить о хорошем и неразбавленном разной дрянью напитке, то тут эльф готов был поспорить.

@настроение: амёбное

@темы: "Мне достаточно полстакана, а тебе - одной таблетки"(с), графоманская ересь, скурим древние свитки, господа!

URL
   

Fields

главная